Translate

четверг, 14 октября 2010 г.

В минуты лирики...

Поэзия Игоря Шкляревского настроением напомнила мне творчество Николая Рубцова.

Остановки... Озера... Осины...
Окна тамбура синие-синие.
Облака и круги на воде.
- Что за станция?
- Это Онега.
Отклик тихого брата Олега.
Стук колес и неведомо где
золотые круги на воде...

Когда делили Землю племена,
достались нам печальные равнины,
достались реки, темные от глины,
и от мороза страшная луна.
А на душе то холодно, то гадко,
и с ненавистью мы в себя глядим.
Не жаль, что нас не обласкал Гольфстрим,
но древний Рим периода упадка,
о, этот древний Рим...

Без телевизора, без телефона
стали заметнее
ива, ворона,
лёгкая рябь на реке.
Стали прозрачней синие окна,
в брёвнах потрескивают
волокна
и навевают любимую грусть
новости лета —
рыжик и груздь.

СЛУЧАЙНОЕ

Запах неба… Покрытая рябью река.
Во дворе кладовщик, изнемогший от зноя,
и так зыбко земное,
что хочется гирю
положить незаметно в карман пиджака.
Иногда происходят такие курьёзы,
а в окне баркалабовского ДК
далеко за Днепром собираются грозы.

Комментариев нет: