Translate

четверг, 22 марта 2012 г.

Баба Маша

(рассказ)
- Ну что тебе рассказать? Я уже ничего и не помню...
- Бабушка, расскажи про себя, про то, как вы жили раньше
Так начинался привычный разговор, предваряющий воспоминания о той далёкой жизни, когда ещё не было ни только меня, но даже моего папы, бабушкиного сына, а сама она была ещё совсем девчонкой. Из раза в раз он повторялся, с незначительными изменениями из которых становилась понятнее и ближе жизнь моих родных.

- Мама была ещё совсем девчонкой — начала сегодняшний рассказ баба Маша, - молодой и очень красивой, но росла в бедной семье, а потому надеяться на удачное замужество с любимым человеком не приходилось — лишь бы кто-нибудь взял. И вот нашёлся один вдовец среднего возраста, у которого уже было своих детей трое. Он влюбился в статную, здоровую крестьянку с первого взгляда и взял её в жёны. Максим (так звали моего будущего отца) считался зажиточным — была лошадь, корова, зерно. Мама целыми днями хлопотала по хозяйству, да за детьми приглядывала. Со временем у них родились ещё четверо своих — мальчик и три девочки. Так и жили большим и счастливым семейством. Только долго пожить вместе им не удалось. Отец умер в одночасье, просто упал однажды во дворе дома и всё — сердце остановилось. К тому времени уже пришла советская власть и большую семью раскулачили. За то, что работы не боялись, не пили, а жили по христианским законам отобрали и лошади, и корову, хорошо хоть никуда не сослали.
Мама осталась одна с семью детьми, правда двое старших папиных детей уже выросли у них уже свои семьи были. Мама работала в колхозе, но жили мы кое-как: перебиваясь с хлеба на воду. Когда мне исполнилось одиннадцать, я пошла работать няней к соседским двойняшкам - за еду. Сама питалась там и младшему братишке с сестрёнкой кое-что приносила. Детям было по два года, девчонка спокойная, а мальчишка всё время норовил куда-нибудь забраться. Только отвернусь бывало, а он уже нахулиганит. Однажды, помню, летом жара страшная была... (Раньше ведь климат-то другой был: если зима - то лютая, если лето - то знойное.) Видно разморило меня к обеду, я и не доглядела, услышала, что бултыхнулось что-то в воду, глядь, а Санька (так звали мальчишку) в кадке с водой барахтается, он даже не кричал, испужался, наверное. Я скорее к нему кинулась. Вытащила, Господь уберёг, ничего не случилось.
А потом, когда детки подросли, пошла работать к другим соседям — огород полоть. Выйду с утра, ещё солнышко только-только поднимается и принимаюсь за дело. До обеда всё выполю, а вечером грядки поливала. Так с самого измальства и работала на чужих людей.
Потом, когда повзрослела, стала в клуб ходить, а как же и поплясать хотелось и посмеяться с подружками. Денег-то не было, а выглядеть хотелось хорошо, вот мы возьмём и обмажем ноги грязью, а сзади палочкой чёрточку нарисуем и кажется, что в чулках, хотя на самом деле ноги голые.
Когда пора пришла, влюбилась в одного парня. Он был красивый и играл на гармошке, за ним многие девчата бегали, а я не бегала — гордость не позволяла. Только вдруг стала замечать, что и он поглядывает в мою сторону. А когда у нас с ним всё сладилось, его мать встала в позу и сказал, что ни за что не даст ему на мне женится! А моей маме заявила: «Она у вас девка хорошая, работящая, но бедная!». Он не пошёл против её воли, хоть и любил меня, я знаю. А потом уехал куда-то далеко, там и женился и до сих пор там живёт, правда овдовел давно. Вот, кажется, если бы сейчас он меня позвал, я бы за ним без оглядки пошла.
- А когда началась война, как ты жила?
- К тому времени я уже вышла замуж за деда Ваню. Он, кстати, тоже видный был мужчина, не местный — приехал из соседнего села в наш колхоз работать. И как-то так случилось, что мы с ним поженились. Наверное, полюбили друг друга. Только у него тоже мать одна была, так что помогать нам было некому и начали мы нашу жизнь с двух оловянных ложек — их нам подарили на свадьбу.
Когда по радио объявили о войне было очень страшно. Помню как все замолчали сразу, стояла такая тишина, что можно было услышать как падает с ветки листок. А потом из всех домов стали уходить мужчины. И нашу семью не миновала общая участь. Сначала ушёл брат, затем муж и старшая сестра. Ваня воевал с японцами, потом был ранен и вернулся домой, а брат, тоже Иван и сестра Шура прошли всю войну от начала и до конца.
Пока они воевали, мы работали по 20 часов в сутки — готовили снаряды для пулемётов. Было трудно, но все знали, что надо и держались до последнего. Победа стала для всей страны огромным счастьем и облегчением.
Шло время, налаживалась мирная жизнь. Уже после войны у нас родились две дочки, да только пожили недолго — прибрал их Господь. Мы уже и надеяться перестали, думали не судьба нам детей своих иметь, да только вдруг чувствую что-то не то. Как будто беременна. Долго никому не говорила, чтоб не сглазить. А когда родился мальчишка сразу решили назвать его Серёжей имя понравилось и мне и супругу. Декретного тогда никакого не было, родила и почти сразу — на работу. Помню как бегала в обеденный перерыв кормить своего мальчишку, а так-то с ним мама моя сидела...
Да что говорить, трудную жизнь мы прожили. Я вот всегда думаю, что сейчас хорошо - всё есть и продукты разные и одежда красивая, а тогда ничего этого не было. Кажется: живи, работай, да радуйся, вот только скинуть бы годков сорок, а никак...

Комментариев нет: